Харьковские художественные конкурсы

Харьковские художественные конкурсы

Харьковские художественные конкурсы

Харьковские художественные конкурсы

Харьковские художественные конкурсы

Истоки культурного наследия

Пути развития художественного творчества на Слобожанщине
в начале XX века

Титарь В.П.


Культурная среда Харькова в конце XIX - начале ХХ века

Культурная среда Харькова в конце ХIХ начале ХХ века была по европейски более свободная и легкая не только по сравнению с монархически верноподданническим Киевом, но и с купечески разудалой Москвой, и со столичным чиновничьим Петербургом [1]. Все было в Харькове мягче, теплее, ласковее. Костюмы более элегантные и модные. Для искусства весь этот более мягкий тон жизни был более выгоден. Здесь легче было появиться новому, люди внутренне были отзывчивее на все то, что украшало их жизнь. Может быть в этом сказывался дух Слобожанщины с ее чувством свободы, красоты и любви к ближнему своему. Причем дух этот витал не только в центральном аристократическом, но и в рабочем районе.

Петинка - особый стиль рабочего района. Петинская улица, теперь Плехановская, с прилегающими переулками и улицами, с Заиковской - это тысячи небольших частных домов, а их владельцы, в основном, рабочие или заводские служащие. А Журавлевка, которая подступает к Технологическому институту, к заводам. Село это или хутор. Здесь мягко, постепенно ощущается переход от Слобожанских селений, от уютных улиц, от белых хат к большим заводам, к университету, к театрам. Это не рабочие казармы подмосковных рабочих поселков Иваново-Вознесенска, Растеряевой улицы Тулы и др. Это не Манчестер жестких начал капитализма да еще усовершенствованных шустрыми Разуваевыми и Колупаевыми Москвы [2].

В Харькове капитализм более поздний, менее жесткий, смягченный немецким опытом и здравым смыслом Гельфериха, Трепке, Кенига и других харьковских промышленников.

В 1880-х годах в Харькове начала развиваться металлообрабатывающая и машиностроительная промышленность. К 1899 г. в Харькове было уже 259 предприятий, из них - 29 машиностроительных и металлообрабатывающих. Причем крупнейшие заводы принадлежали иностранному капиталу: завод земледельческих машин и орудий товарищества "Гельферих-Саде" (в дальнейшем завод "Серп и молот"), чугуно-литейный механический завод А.О. Бельке, машиностроительный завод К.А. Трепке, завод Русско-бельгийского общества, завод Мельгозе, завод фон Дитмара (теперь завод "Свет шахтера"), завод огнеупорного кирпича, гончарных, терракотовых и других изделий Э.Э. Бергенгейма, переведенные из Риги в 1915 г. завод ВЭК - Всеобщая кампания электричества (теперь Харьковский электромеханический завод) и веломастерские Лейтера (теперь Харьковский велозавод). В 1901 г. численность населения Харькова составляла 198 тыс. чел. Причем численность рабочих составляла около 15 тыс. чел, а ремесленников - более 20 тыс. чел.

В 1906 г. по Петинской улице проложили первую линию электрического трамвая. Позднее трамвайное движение началось по Клочковской, Панасовской (теперь улица Котлова), Немецкой (теперь Пушкинская) и Грековской улицам.

После сооружения в 1897 г. электростанции мощностью 400 кВт центральные улицы были освещены электрическими лампочками.

Но главное рабочие Харькова. Петинка, как резервуар рабочей силы, не ограничивалась Петинским районом, а расширялась больше чем на 50 км радиусом вокруг города. Рабочие – это, в основном, солидный мещанин или еще овеянный слобожанским солнцем хлебороб. Харьковские рабочие строили новые заводы, тяжело работали, но оставались свободными и уважающими себя людьми. Они знали, что их руки нужны, потому , что жили не в казармах, откуда их могли в любое время выселить, а в своих собственных домах. На своих участках выращивали картофель и овощи, цветы высаживали, свиней откармливали себе на рождество. Это тоже придавало им уверенность в те суровые времена индустриального прогресса.

В 1860 г. по инициативе профессоров университета Н.Н. Бекетова, Д.И. Каченовского, учителей гимназии Ладевского и П.И. Семикиной в Харькове открылись две платные воскресные школы для рабочих. В 1862 г. бесплатную вечернюю школу для взрослых открыла известная прогрессивная деятельница Х.Д. Алчевская, которой в сотрудничестве с передовыми учителями удалось создать целую сеть таких школ на Харьковщине.

В 1869 г. основано Харьковское общество распространения в народе грамотности, просуществовавшее более 40 лет. Семь его отделений действовали в уездах. Ему принадлежали три ежедневные общеобразовательные школы с ремесленным отделением при одной из них, мужская и женская воскресные школы, пять бесплатных народных библиотеки и др. Общество организовало народные чтения, общедоступные постановки, вечера и концерты. Сооруженный и открытый им 2 февраля 1903 г. Народный дом был одним из лучших в России. В марте 1903 г. на его сцене дважды выступал с концертами Ф.И. Шаляпин. Театры действовали еще при двух народных домах. Развитию театрального искусства в конце ХIX начале ХХ вв. способствовали выступления в Харькове драматических трупп с участием М. Заньковецкой, Н. Садовского, П. Саксаганского и других известных актеров. С пореформенным театром связана деятельность М.Л. Крапивницкого и М.П. Старицкого. В 1874 г. в Харьковском драматическом театре начал свою деятельность будущий известный режиссер Н.Н. Синельников, создавший здесь в 1910 г. постоянный актерский коллектив. В 1900-х годах зарождается киноискусство. Первые в Украине хроникальные фильмы снимал и демонстрировал в 1896-1902 гг. харьковский фотограф А.К. Федецкий, а художественные фильмы по литературным произведениям в 1906 г. - украинский актер А.М. Олексиенко (Алексеенко).

Дальнейшее развитие получила музыкальная культура. В 1871 г. было основано Харьковское отделение Российского музыкального общества и в 1883 г. при нем открыто платное музыкальное училище, впоследствии преобразованное в консерваторию. В 1893 г. в Харькове начала работать оперная труппа Бергера и в 1874 г. основан оперный театр и для него построено помещение; здесь в 1883 г. впервые в Украине поставлена опера "Різдвяна ніч" Н.В. Лысенко. В 1903 г. при Народном доме Г. Хоткевич организовал первый рабочий театр в Украине. В нем играли рабочие паровозного завода (Малышева), Гельферих-Саде, Мельгозе и др. В течение двух лет 150 актеров рабочих выделяли часть денег из своей мизерной зарплаты для нужд театра. Значительную сумму вносил сам Г. Хоткевич. Кроме того, он рисовал декорации для спектаклей. Сценическое оформление на протяжении всего существования театра помогал создавать также С.И. Васильковский.

Сначала рабочие ставили один спектакль в месяц, а потом, по их же просьбе - два. Только за девять месяцев 1903 г. аматоры поставили на сцене Народного дома девятнадцать спектаклей, которые посетили 12132 человека. Все спектакли были в основном по произведениям М. Крапивницкого: "Вуса", "Упир", "Наймичка" и др.; И. Карпенко-Карого: "Мартин Буруля", "Бурлаки", "Сто тысяч" и другие. На русском языке был поставлен спектакль "Записки сумасшедшего" Н. Гоголя. Постепенно любительский театр превратился в настоящий национальный театр, по численности актеров которому в Украине в то время не было равных.

Харьковский университет на протяжении XIX и до 20-х годов ХХ века был одним из основных центров искусствоведческой школы Украины. Несмотря на то, что в университете лишь с 1893 г. практически началось систематическое изучение и преподавание теории и истории искусства, уже к началу 1900 г. утверждается оригинальная Харьковская школа искусствоведения благодаря исследованиям А. Потебни, А. Деревицкого, А. Кирпичникова, Н. Сумцова, Е. Редина и Ф. Шмита [3]. Основными направлениями деятельности искусствоведческой школы были исследования, посвященные византийскому классическому, а также украинскому искусству (Е. Редин, Ф. Шмит).

Особенно большой импульс Харьковская искусствоведческая школа приобрела с приходом в университет в конце 1890 г. первого специалиста по кафедре и истории искусств Егора Кузьмича Редина (1863-1908 гг.). С его приходом начинается систематическое изучение и преподавание истории искусства. Курсы, которые читал Редин, знакомили студентов с историей искусств древнего Востока и Византии. В начале 1900-х годов он начинает систематически изучать украинское искусство и, в частности, искусство Слобожанщины. Он одним из первых занялся исследованием местного слобожанского искусства, которое до того времени считалось более низким и малозначительным по сравнению с западноевропейским. Е.К. Редин писал [4]: "Свое родное нельзя оценить, исследовать, сопоставить его в общей связи с родным других культурных народов, не зная культуры последних".

В 1869 г. в Харькове была открыта частная школа рисования и живописи благодаря подвижнической деятельности М.Д. Раевской-Ивановой (1840-1912), первой в России женщины, которую Петербургская Академия художеств удостоила звания художника. В 1896 г. на базе школы Раевской-Ивановой открылась Харьковская городская художественная школа, которая существовала на средства городской управы и пожертвования меценатов.

Программа школы была расширена и одобрена Академией художеств, которая оказывала школе как методическую, так и материальную поддержку. В это время в школе преподавали художники М.А. Беркос, Д.И. Бесперчий, М.Р. Пестриков, К.Н. Пынеев, Е.Е. Шрейдер, скульпторы Ф.О. Натали, И.Г. Якобс и другие. Свежий дух преподавания внес в школу в конце 90-х годов С.В. Досекин, затем М.С. Федоров. В 1912 г. школа преобразована в Художественное училище и во главе стал А.М. Любимов.

Одновременно со школой в Харькове существовал целый ряд студий - в первый период Н.М. Уварова, А.И. Выезжева, Е.Е. Шрейдера и позднее Е.А. Агафонова, Н.Р. Савина, А.Н. Грота и Э.А. Штейнберга.

В 1889 г. в Харькове была создана декоративно-художественная школа им. М.О. Бородаевского. Это была художественно-ремесленная учебная мастерская, в которой изучали историю и теорию декоративного искусства. В этой школе получили начальное художественное образование М. Мищенко, Б. Косарев, Т. Цапок, П. Супонин, В. Ермилов и многие другие известные художники Слобожанщины. В школе со дня ее основания преподавал Ладислав Йосифович Тракал - своеобразный художник декоративного направления. С марта 1909 г. Тракал стал заведовать этой школой и одновременно открыл свою студию.

Слобожанские передвижники в художественной жизни Харькова в последней четверти XIX в.

Созданное в 1870 г. Товарищество художественных передвижных выставок объединило в своих рядах передовых художников того времени, которые на протяжении 20 лет пытались художественное восприятие жизни заменить идейным содержанием критического реализма. К середине 1880-х годов наступил естественный кризис творчества передвижников, так как на остром критическом пафосе и на бытовом жанре, с развернутым литературным сюжетом картин, далеко не уедешь, тем более, что художники часто игнорировали специфику живописи, ее колорит, образность, пространственность, динамичность, заменив ее литературным подтекстом. Иван Крамской, идеолог передвижников, часто повторял слова В.В. Стасова "не думать вечно только об одной технике и технике... оттолкнуть наших художников от того поверхностного отношения к "сюжету", которое существует..."[5]. В результате к концу 1880-х годов искусство передвижников постоянно стало терять острый критический пафос, выставки становятся все более убогими, и начинают поражать уже не столько качеством, сколько количеством выставляемых на них картин. Даже бывшая злободневность искусства передвижников притупляется, все более невыразительными и расплывчатыми становятся их эстетические идеалы.

Многие ведущие художники этого направления были выходцами из Слобожанщины. Илья Ефимович Репин (1844-1930), как известно, родом из Чугуева. Причем связи его с Чугуевом и Харьковом не прерывались на протяжении всей его жизни. Творческая педагогическая и общественная деятельность Репина все время была связана с Слобожанщиной. Он изучал историю и быт украинского народа, его культуру и искусство. В 1867 г. и 1876-1877 гг. жил в Чугуеве. С большим воодушевлением писал об украинском искусстве, поддерживал художников и их творческие устремления в конце XIX - начале ХХ веков, а также деятельность рисовальной школы М. Раевской-Ивановой в Харькове. Репин воспитал целое поколение харьковских художников, которые учились в его классе в Академии художеств, а затем преподавали в Харьковском художественно училище и художественных студиях Харькова. Это такие известные художники, как Митрофан Семенович Федоров (1870-1942) - в Харькове жил и преподавал по 1934 г.; Александр Михайлович Любимов (1879-1955) - в Харьков приехал по рекомендации И.Е. Репина в 1912 г., где до 1929 г. жил и преподавал в Художественном училище; Семен Маркович Прохоров (1873-1948) - в Харькове с 1913 г. жил и преподавал до самой смерти в 1948 г.; А.И. Титов - в Харькове с 1913 г. по 1918 г., преподавал в Художественном училище; Г.М. Горелов - в Харьков приехал в 1914 г., преподавал в Художественном училище, также как и А.И. Титов, в Харькове жил и работал не долго, но в последствие стал известным художником [6]; Алексей Афанасьевич Кокель (1880-1956) - в Харьков приехал в 1916 г., где жил и работал до своей смерти в 1956 г.

Идеолог и руководитель Товарищества передвижников Иван Николаевич Крамской (1837-1887) также родом из Слобожанщины. Он родился в бывшем Слобожанском полковом городе Острогожске, а первые художественные навыки получил в 1850 г., работая ретушером в мастерской известного харьковского фотографа и предпринимателя Якова Данилевского, отца знаменитых харьковских ученых: физиолога Василия Яковлевича и биолога Александра Яковлевича Данилевских.

Причем самые интересные работы Крамского связаны с Украиной и выпадают из дидактического ряда картин, связанных с литературно-описательной идеологией критического реализма передвижников. Это такие картины, как "Христос в пустыне" (1872), "Русалки" (1871), портрет Т. Шевченко (1871), "Лунная ночь" (1880) и др. Крамской оказывал поддержку Харьковской школе рисования М.Д. Раевской-Ивановой.

Порфирий Данилович Мартынович (1856-1933) также родился на Слобожанщине, в селе Константиновка Харьковской губернии. Мастер психологического портрета, он под влиянием своего кумира Ивана Крамского написал всего одну жанровую картину "Помещение учеников в Имперской Академии художеств" и выставил ее в 1880 г. на 8-й выставке Товарищества передвижников. И это влияние большого художника и не менее большого фанатичного путаника в художественной жизни 1870-1880 гг. закончилось для Мартыновича личной трагедией. Возмущенное академическое начальство потребовало немедленно снять работу с выставки, автора обвинили в клевете и ему после этого уже невозможно было появляться в стенах Академии [7]. Наступила трагическая развязка. Длительные материальные лишения, полный разрыв с Академией, огромное нервное напряжение подорвали и без того слабое здоровье Мартыновича. В возрасте 24 лет Мартынович переносит тяжелое психическое заболевание и навсегда расстается с любимым искусством.

Харьковские художники пейзажисты Петр Левченко (1856-1917), Михаил Ткаченко (1860-1916), Сергей Васильковский (1854-1917), Александр Выезжев (1865-1918), а также портретисты Константин Первухин (1853-1915), Андрей Данилевский (1847-1916), Константин Пынеев (1862-1922), Николай Уваров (1861-1942), Михаил Пестриков (1864-1930) также были вначале близки к передвижникам, иногда выставлялись на передвижных выставках. Но уже в конце 1880 - начале 1890 гг., стали осваивать новые направления в искусстве.

Пейзажист и маринист Николай Васильевич Досекин (1863-1935) был членом Товарищества передвижников в 1888-1900 гг. Родился в Харькове в семье известного фотографа и предпринимателя Василия Сергеевича Досекина (1830-1900). Василий Сергеевич из той плеяды блестящих молодых офицеров, которые во время Крымской войны прибыли на излечение в Харьков и остались в нем, ощутив большие возможности для реализации своих способностей в различных областях творчества и предпринимательства. В 1857 г. Николай Васильевич открывает одну из первых в Харькове фотографическую мастерскую, которая уже с первых дней работы стала пользоваться популярностью. В доме Досекиных, на Сумской улице, кроме харьковских художников, артистов, писателей и ученых (дочь Досекина, Мария Васильевна, была замужем за известным в Харькове врачом Петром Ивановичем Шатиловым) часто бывали и гости из Москвы и Петербурга. В частности, в 1892 г. здесь жил друг Николая Васильевича, художник Валентин Александрович Серов (1865-1911), кстати детство которого прошло на Слобожанщине в имении отчима.

По свидетельству современников Николай Васильевич Досекин обладал живым складом ума. В.В. Переплетчиков, сам отличавшийся умением вести интересную беседу, не без зависти и колкости записал в своем дневнике [8]: "Досекин "эспри фор" (вольнодумец), человек, который может говорить обо всем, о химии, философии, религии, политике, теории музыки, математике, о кирпичном производстве, театре, Платоне, мостовых и т.д. Все одинаково компетентно".

В начале 1890-х годов Николай Досекин выступил как остроумный художественный критик, вел художественную рубрику в журнале "Артист". В 1900 г. выходит из членов Товарищества передвижников. В конце 1890-х годов Николай Досекин преподавал в Харьковском художественном училище, внося свежий дух в преподавание.

Начиная с 1872 г. почти каждый год экспонировались в Харькове выставки Товарищества передвижников. Дважды - в 1886 и 1889 годах - проходили здесь академические выставки. В 1885 г. местные художники и любители искусства М.Д. Раевская, И.И. Соколов, А.И. Данилевский, Е.Е. Шрейдер, П.А. Левченко, В.П. Карпов, Х.Д. Алчевская, А.Д. Озерский, Б.Г. Филонов, И.Н. Святенко, Г.И. Харченко организовали Харьковское товарищество любителей красных искусств, которое ставило своей целью "содействовать распространению и успехам красных искусств и развитию эстетических чувств в обществе". Благодаря их стараниям в 1886 г. в Харькове был открыт на базе Харьковского университета один из первых в Украине Городской художественный музей, где собирались художники, устраивались выставки, где работали студии и городская художественная школа. При музеи в 1880-1890-х годах работали частные художественные студии Е.Е. Шрейдера, А.И. Данилевского. В этот период в Харькове также существовали студии Н.М. Уварова, И.Г. Якобса, С.Р. Бабского. С начала 1890-х годов начались ежегодные выставки произведений местных художников.

Харьковская школа пейзажа

Харьковскую школу пейзажа можно разделить на два основных этапа – "барбизонский" и импрессионистский периоды эволюции творчества художников-пейзажистов. Одним из родоначальников "барбизонского" пейзажа был художник пейзажист Сергей Иванович Васильковский, который в отличие от своих сверстников, харьковских художников Петра Левченко, Александра Выезжева, Константина Пынеева, Константина Первухина не был ни членом, ни экспонентом Товарищества передвижных художественных выставок. Однако, в молодые годы он, безусловно, находился под их влиянием. Профессиональное образование Васильковский получил в Петербургской Академии художеств (1875-1885) в классах М.П. Клодта и В.Д. Орловского. В качестве пансионера Академии художеств Васильковский в 1886 г. отправился во Францию, где получил возможность познакомиться с творчеством европейских мастеров. Самое большое впечатление оказали на него произведения Камиля Коро и художников-барбизонцев.

После возвращения на родину С.И. Васильковский поселяется в Харькове и полностью отдается разработке тематики слобожанского пейзажа. Под влиянием художников-барбизонцев, особенно Ш.Ф. Добиньи, а также импрессионистов, он значительно усовершенствовал свое живописное мастерство, значительно богаче и светлее стала его палитра.

Как пишет Н.Ю. Асеева [9] "Пленэристическое мастерство С.И. Васильковского ... явилось высокой точкой отсчета, обусловившей стойкость и жизненность пленэристической традиции в украинском искусстве. Причем именно тональная, валерная живопись, блестяще разработанная основоположниками украинского пейзажа, пристальное внимание к особенностям национального ландшафта, тонкое чувство "настроений природы", свет и воздух, проникаемые в пейзажную живопись со времен барбизонцев, использовались заново осмысленные, каждым новым поколением украинских мастеров".

Кроме С.И. Васильковского основоположниками Харьковской школы пейзажа можно назвать в большой мере также таких художников как Евдокимий Игнатьевич Волошинов, Иван Павлович Похитонов, Юлия Николаевна Бразоль и молодых художников Петра Алексеевича Левченко и Михаила Степановича Ткаченко.

Иван Павлович Похитонов (1850-1923) в меньшей мере, чем другие художники, был связан с Харьковом, но влияние, которое он оказал на становление Харьковской школы пейзажа, огромно и в какой-то степени определяющее.

И.П. Похитонов один из немногих художников, который не получив специальной подготовки, самообразованием и непрерывным трудом достиг поразительных результатов. Приехав в Париж в возрасте 27 лет, как любитель живописи, он уже через два года выставляется в парижском Салоне и его работы были проданы в первые же дни. Причем одну из них - рисунок "Голова охотничьей собаки" - приобрел И.С. Тургенев. Вскорости в Русском художественном клубе, председателем которого был все тот же И.С. Тургенев, И.П. Похитонов избирается секретарем правления [9]. В следующем, 1880 г., у Похитонова опять принимают работы на выставку Салона и авторитетная маршанская фирма Жоржа Пети, занимавшаяся продажей картин, предлагает ему контракт на 10 лет - случай до этого невиданный для Парижа. Около двадцати его работ приобретает С.М. Третьяков для своей коллекции.

Поэтому, когда С.И. Васильковский приехал в Париж и познакомился с Похитоновым, он для него был безусловно большим авторитетом. Закономерно, что французский пленэризм был воспринят Васильсковским через Похитонова, как бы преломившись через его творчество, его манеру письма. Сильное влияние И.П. Похитонова на творчество С.В. Васильковского оставалось на протяжении всей его жизни.

Свои пейзажи Похитонов выполнял в основном на небольших дощечках. И.Е. Репин, увидев миниатюры И.П. Похитонова в парижском Салоне в 1894 г., написал [10]: "Сколько блеска, свежести, какая выдержка рисунка и тона везде, особенно на зданиях! До полной иллюзии ... Несмотря на их микроскопические размеры, они безукоризненно и глубоко проштудированы на воздухе, на солнце, со всеми мельчайшими изгибами формочек и кажутся в натуральную величину".

Проживая, в основном, во Франции и Бельгии, И.П. Похитонов поддерживал тесные связи с слобожанскими художниками С.И. Васильковским, Н.С. Самокишем, И.Е. Репиным, М.С. Ткаченко и др. Присылал свои "дощечки" на харьковские художественные выставки. В 1880-1890-х годах Похитонов неоднократно приезжал на родину, встречался с С.И. Васильковским в Харькове.

Удивительным мастером-новатором был старший современник С.И. Васильковского и И.П. Похитонова харьковский художник Евдокимий Игнатьевич Волошинов, который после обучения в Петербургской Академии художеств в 1859-1884 гг. преподавал рисование в Харьковском институте благородных девиц.

Е.И. Волошинов одним из первых не только украинских, но и русских художников создал натюрморт на пленере, изображая цветы и плоды в природных условиях [11]. Во-первых, удивительно то, что в творчестве русских и украинских художников 1850-1880-х годов натюрморт как жанр не культивировался. В искусстве второй половины XIX века натюрморт был явлением, как правило, эпизодическим. Отдельные работы в этом жанре были чаще всего демонстративно-описательными, как "Букет" И.Е. Репина (1878) с его несколько наивным подбором цветов в эффектную пирамиду, с аккуратно разложенными вокруг кувшина сочными персиками и неизменным ножом для фруктов. Таков в основе своей и ранний натюрморт В.А. Серова "Яблоки и листья" (1879).

В натюрморте большей частью ставилась локальная задача - передать собственную, изолированно взятую сущность выбранного предмета. Е.И. Волошинов, предвосхитив достижения художников начала ХХ века, вынес натюрморт "на воздух", под открытое небо, поместил его в свето-воздушном пространстве, сделав его восприятие отражением мироощущения конкретного человека, его жизненного уклада.

Во-вторых, что еще более удивительно, точность рисунка, мастерство передачи живописной фактуры и тонкая цветовая передача свето-воздушной среды природы, позволяет назвать Е.И. Волошинова предтечей Харьковской школы пейзажа.

Не менее интересным художником была Юлия Николаевна Бразоль (1856-1919). Она была ученицей Е.И. Волошинова во время учебы в Харьковском институте благородных девиц. Уроки мастерства, которые преподал художник Волошинов, позволили ей продолжить обучение в мастерских И.К. Айвазовского, М.М. Антокольского, В.А. Беклемишева, а также у профессоров Цуршрассена в Лейпциге и Монтеверди - в Италии.

Работы Ю.Н. Бразоль экспонировались в Петербурге, Москве и Харькове. На каждую выставку она представляла по 5-10 работ, иногда в разных техниках [12]. Диапазон ее творческих поисков был чрезвычайно широкий: она занималась живописью, графикой, скульптурой, декоративным искусством.

В лучших работах Ю.Н. Бразоль видно, что уроки Е.И. Волошинова и И.К. Айвазовского не прошли даром. Картины "Море", "Берег Крыма", "На берегу озера" привлекают умелым соединением насыщенных зеленых и коричневых тонов, изображением ощущения воздуха, который обволакивает и оживляет пейзажи. В этих работах безусловно видно влияние творческой манеры представителей барбизонской школы.

Второй этап эволюции творчества художников Харьковской школы пейзажа развивается значительно стремительнее. К началу 1890-х годов харьковские художники, освоив методы барбизонцев, перешли к освоению и трансформации импрессионистских методов и почти одновременно некоторые из них стали осваивать стилистику модерна.

Представители этой школы П.А. Левченко (1856-1917), М.С. Ткаченко (1860-1916), М.В. Беркос (1861-1919), В.Г. Кричевский (1872-1952), И.Ш. Казарновский (1878-1942) опередили своих соотечественников из Москвы и Петербурга, как полагает Д. Сарабъянов [13], в освоении методов импрессионизма на 7-10 лет. Так, если проследить этапы творчества художников объединения "Мир искусства", то можно отметить, что Коровин освоил декоративный импрессионизм к началу 1897 г., И. Грабарь - неоимпрессионизм к 1901 г., К. Юон, С. Жуковский, С. Виноградов, П. Петровичев, Л. Туржанский и другие освоили методы импрессионизма только к 1903-1906 годам [14].

Первенство художников Харьковской пейзажной школы можно объяснить также еще и тем, что некоторые из них краткое время, другие более продолжительное работали во Франции и изучали там оригиналы французских мастеров. Иногда, как это было, например, с П. Левченко, находя подтверждение собственным поискам на пути к импрессионистическому освоению мира. В другом случае становились почти постоянными жителями Парижа, как М. Ткаченко, который даже стал в 1901 г. Первым живописцем Главного морского штаба России и приезжал в Харьков только на ежегодные летние каникулы. Вместе с тем, уже к концу 1890-х годов наряду с световыми и фактурными принципами, свойственными импрессионизму, в творчестве таких художников, как П. Левченко, М Ткаченко и В. Кричевского, появляются новые черты, характерные следующему этапу художественного развития. Пленэристические задачи, решаемые в пейзаже, сменяются проблемами декоративности, линиарной ритмичности, графической силуэтной выразительности в соответствии со стилистикой модерна [9]. В последствие В. Кричевский развил эти тенденции в своих живописных и графических работах.

К началу 1900-х годов, когда в Москве и Петербурге еще только "переваривали" методы импрессионизма, харьковские художники в освоении достижений европейских художественных направлений пошли дальше. К 1902-1904 гг. харьковские художники, последовательно освоив методы импрессионизма, постимпрессионизма, фовизма и других направлений, стали создавать варианты нового искусства. Между молодыми художниками, осваивающими новые методы, В. Кричевским, Е. Агафоновым, М. Федоровым, художниками пейзажной школы и художниками академического толка возникли серьезные расхождения.

Модернистские направления в творчество харьковских художников

В начале 1900 г. в Харькове возникает Кружок местных художников (1900-1908 гг.) [15]. Создал его Выезжев Александр Николаевич (1865-1918) с целью проведения регулярных выставок харьковских художников.

Выезжев А.Н родом из города Змиева. Первоначальное художественное образование в 1870-1871 гг. получил в Харьковской школе рисования и живописи, затем продолжил его в Петербургской Академии художеств. Он принимал участие вначале в выставках академических, затем Товарищества передвижников с 1890 г. Для картин Выезжева А.Н. были характерны мистико-религиозные мотивы даже во время его передвижничества, а затем они приобрели символическо-модернистский характер.

Официального статуса кружок не имел. В ежегодных выставках 1900-1908 гг. участвовали: В.Н. Васильев, А.Н. Выезжев, В.В. Вязмитинов, И.В. Вязмитинова, В.Р. Геденскул, Б.А. Дробязко, А.И. Заярный, М.Ф. Иванов, В.П. Карпов, И.Ф. Корчан, М.П. Крошечкин-Крошицкий, В.Ф. Леви, А.С. Немировский, О.Д. Носенко, А.Я. Одинцов, М.Р. Пестриков, К.Н. Пынеев, Н.Р. Савин, М.И. Сапожников, Н.Н. Сторожевский, И.А. Суворов, Л.И. Тракал, Н.М. Уваров, В.А. Фельдман, В.Е. Фавр, С.И. Филиппов, Э.А. Штейнберг и др. [16].

Наиболее крупной была 7-я выставка, организованная в марте 1906 г. при участии Давида Бурлюка, стараниями которого враждующие стороны помирились. В ней наряду с академиками и пейзажистами участвовала молодежь во главе с Е.А. Агафоновым, Д.Д. Бурлюком, В.Д. Бурлюком, А.Д. Бурлюк и А.Н. Гротом [17].

В 1905 г. многие кружковцы участвовали в создании "Товарищества харьковских художников", причем часть из них продолжала участвовать в выставках Кружка. В октябре 1908 г. Кружок влился в Товарищество Харьковских художников (1905-1918 гг.), основанное с целью "содействовать установлению непосредственных сношений между художниками и публикой" [18]. Устав, в основу которого были положены принципы Товарищества передвижников, утвержден 5 апреля 1906 г. членами-учредителями: М.А. Беркос, И.В. Вязмитинов, Б.А. Дробязко, А.И. Заярный, В.П. Карпов, В.Г. Кричевский, И.Ф. Корчан, М.П. Крошечкин-Крошицкий, М.Р. Пестриков, К.П. Пынеев, А.А. Рейнике, Н.Н. Сторожевский, И.А. Суворов, Л.И. Тракал, Н.М. Уваров, М.С. Федоров, С.И. Филиппов [18].

Председателем Товарищества был выбран М.А. Беркос, с 1908 г. - М.Р. Пестриков. С 1906 г. Товарищество ежегодно устраивало выставки, причем часть его членов продолжала участвовать в выставках Кружка [15].

Нумерация последующих выставок велась с учетом выставок Кружка и Товарищества. Выставка, открывшаяся в ноябре 1912 г., считалась 12-й. Наряду с учредителями в выставках до 1911 г. участвовали Е.А. Агафонов, В.Д. Бурлюк, Д.Д. Бурлюк, Л.Д. Бурлюк, Г.С. Верейский, А.Н. Грот, Г.П. Каменев, В.П. Ключка, Н.К. Перов, Б.В. Порай-Кошиц, Н.П. Рубенко, В.В. Фавр, Э.А. Штейнберг, архитекторы А.Н. Бекетов, Е.Н. Сердюк и др. С 1911 г. к выставкам привлекались иногородние художники [19].

Новый устав Товарищества был утвержден 6 октября 1911 г. [18]. Устав предусматривал расширение программы действия Товарищества с целью содействовать:
     - объединению художников Харькова и Харьковской губернии;
     - возможности членам Товарищества и экспонентам знакомить общество со своими произведениями с целью развития в обществе понимания искусства и любви к нему. С утверждением нового устава Товарищество получило право устраивать лекции и вечера, издавать журнал. Одновременно были ужесточены требования к отбору произведений на выставки, что существенно повысило их уровень.

В 1911-1912 гг. делегаты от Товарищества М.П. Крошечкин-Крошицкий, М.Р. Пестриков и Л.И. Тракал участвовали в работе Всероссийского съезда художников в Санкт-Петербурге. С 1913 г. Товарищество отчисляло средства на приобретение наиболее значительных художественных произведений для своего будущего музея [19].

В 1914 г. было открыто "художественное бюро", в котором располагалась постоянная выставка-продажа картин и принимались заказы на живописные работы. Это бюро находилось в здании художественного училища на ул. Каплуновская, 8 (ныне ул. Краснознаменная).

Выпускник Академии художеств Евгений Андреевич Агафонов (1879-1955) в 1907 г. создал студию "Голубая лилия", которая просуществовала до 1911 г. [15] При этой студии со временем (1908) возникла модернистская группа художников под тем же названием. В нее входили: Мария Синякова, Кузьма Сторожниченко, Дмитрий Гордеев, Божидар (Богдан Гордеев), М. Сапожников, Николай Савин, Алексей. Рыбников, Митрофан Федоров, А. Почтенный и другие.

Е.А. Агафонов родился в Харькове, получил начальное художественное образование в студии Д.И. Бесперчего и школе рисования и живописи М.Д. Раевской-Ивановой. В 1899 г. поступил в Академию художеств, учился в классе И.Е. Репина. В 1905 г. его выслали за участие в студенческих забастовках из Петербурга в Харьков, где он был под тайным наблюдением полиции. Со всей активностью молодости он включился в художественную жизнь Харькова. На страницах местных сатирических журналов "Штык", "Меч", "Злой дух" Агафонов помещал рисунки, которые остро высмеивали царский режим. Эти рисунки показывали его личную смелость и яркий талант графика. Незамысловатая линия его рисунков, декоративна и одновременно точная в изображении натуры, имела все признаки плакатного искусства. Этот прием нашел свое отражение в дипломной работе мастера "Ломовики". В 1907 г. Агафонов заканчивает Академию художеств и возвращается в Харьков.

В 1908 г. группа провела одноименную выставку [20]. В том же году художники по инициативе Евгения Агафонова организовали экспериментальный театр-кабаре "Голубой глаз", для которого Агафонов оформил ряд постановок, в том числе "Незнакомку" А. Блока, позднее показанную в Петербурге. В театре ставились также пьесы петербургских авторов ("Молли" и "Стрижка ежа" П.П. Потемкина, "Слепые дети" С.М. Городецкого и др.), а также устраивались дивертисменты и читались лекции по искусству. В театре сотрудничали режиссеры Д.Г. Гутман и Е.И. Чигринский, художник М.С. Федоров, композитор Ф.С. Акименко, искусствовед Г.С. Петров и другие [21]. "Голубой глаз" просуществовал два сезона и был закрыт в феврале 1911 г.

В феврале 1911 г. Агафонов с группой молодежи организовал модернистское общество "Кольцо" (1911-1914 гг.), в которое вошли бывшие члены Товарищества А.Н Грот, А.М. Загонов, Н.Р. Савин, М.С. Федоров, Э.А. Штейнберг [15].

Группа провела три выставки: в октябре-декабре 1911 г. (участники Е.А. Агафонов (21 работа), Ю.А. Беленький (6 работ), Г.С. Верейский (12 работ), С.М. Голобородько (5 работ), А.Н. Грот (18 работ), А.М. Загонов (2 работы), М.А. Залетин (4 работы), И.Ш. Казарновский (8 работ), В.А. Климова (1 работа), И.Е. Лукьянов (3 работы), Дмитрий Митрохин (8 работ), Ф.И. Надеждин (1 работа), Н.Р. Савин (42 работы), В.В. Третьяков (2 работы), М.С. Федоров (7 работ), Эдуард Штейнберг (12 работ), И. Эренбург (6 работ) [22, 23]; в октябре-декабре 1912 г. (в этой выставке участвовали также члены "Бубнового валета" Д.Д. Бурлюк, П.П. Кончаловский, А.В. Куприн, А.В. Лентулов, И.И. Машков, В.В. Рождественский и Р.Р. Фальк) [24]; весной 1914 г. третья выставка прошла в Киеве.

В 1913 г. Евгений Агафонов стал членом общества "Бубновый валет" и участвовал в его выставках. В 1914 г. Агафонов был призван в армию и до 1918 г. находился на фронте.

Если в модернистских работах Агафонова Е. и его учеников, в разработках стиля модерн характерными были продолговатая форма картин, сложный, насыщенный узор фона, подчеркнутая линеарность, что говорило о воздействии австрийской школы модерна, в частности, Густава Клинта, то работам А.Н. Грота и Э.А. Штейнберга были присущи более динамичные формы, свойственные постимпрессионизму и даже скорее фовизму.

В 1909 г. А.Н. Грот и Э.А. Штейнберг организовали совместную студию.

Эдуард Антонович Штейнберг (1882-1935) родился в Острогожске, в семье чиновника. Отец и мать немцы по национальности, из среды иммигрантов, переселившихся в Россию во второй половине XIX века. В начале 1890-х годов семья переезжает в Харьков, где Эдуард начинает свое образование в реальном училище. Здесь проявляются его способности к рисованию, поэтому после окончания училища он отправляется в Москву, где его зачисляют в Московское общество любителей художеств. Затем он поступает в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, где он учился у В. Серова и К. Коровина. В 1905 г. Штейнберг Э.А., исключенный из училища за активное участие в студенческих волнениях, вместе с В.А. Фаворским, К.Н. Истоминым и Г.С. Верейским уезжает в Мюнхен, где продолжает учиться живописи в Академии Шимона Холлоши. Вернувшись из Германии и завершив образование в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, в 1909 г. он возвращается в Харьков, где и открывает совместно с А.Н. Гротом "Студию" и "Мастерскую искусств", которые располагались на ул. Сумской, 14. Один из учеников этой студии художник - график В. И. Милашевский писал в своих воспоминаниях: "Я выбрал себе студию Грота и Эдуарда Штейнберга ... Меня уже тогда, то есть в 17 лет, тянуло к "новой", или, как тогда говорили, декадентской живописи. Я уже был ужален этим "новым", и возврата к гипсам и чистописательско-старательным упражнениям в растушевке для меня быть не могло. Нет, мне подавай ту повышенную жизненность, которая сквозила в шантанных "дивах" Тулуз-Лотрека. Меня захватили новые чувства" [1]. Штейнберг Э.А. преподавал своим ученикам то, чем был заражен сам - коровинским "опьянением цветом" и страстным увлечением искусством. Его ученик, известный кинорежиссер Сергей Юткевич оставил краткий, но выразительный портрет "экспансивного живописца и доброго человека", своего харьковского учителя: "Он выглядел романтичным "маэстро" - черная бархатная куртка, черные длинные волосы, бородка-экспаньолка, усы пиками. Но был он настоящим мастеровым..." [25]. Штейнберг Э.А. активно участвовал в работе различных творческих объединений, его произведения экспонировались на выставках [26]. Он пробовал себя как монументалист - выполняет фреску в помещении Кабинета естественных наук Харьковского университета; несколько лет он являлся членом Товарищества харьковских художников. Но активное неприятие старыми художниками новых поисков творческой молодежи, а также возникшие разногласия внутри Товарищества заставили молодых художников покинуть его и в 1910 г. они организовали, как уже говорилось, свое творческое объединение "Кольцо"[27].

С 1917 г. Э.А. Штейнберг состоял в коллегии изобразительного искусства. Сделал ряд докладов, написал несколько статей по делам художественных заведений: были изданы его труды по методике преподавания и рисования для учителей. С 1912 г. по 1916 г. им ставятся и оформляются "живые картинки", доход от которых идет на благотворительные нужды города, хотя семья самого художника жила в это время крайне тяжело.

В 1919 г. по настоянию врачей Э.А. Штейнберг уезжает в Ялту и попадает в круговорот событий, которые приковали его к Крыму на долгие годы, до самой смерти в 1935 г. Несколько лет назад его дочь передала в Севастопольский художественный музей около 1000 картин и рисунков Э.А. Штейнберга и весь его личный архив, где он и хранится в настоящее время [28].

Коллега Э.А. Штейнберга, Алексей Николаевич Грот, родился в 1880 г. Его дед, Яков Карлович Грот, выдающийся русский филолог, академик и вице-президент Петербургской Академии наук. Отец, Николай Яковлевич Грот, выдающийся психолог и философ, профессор Московского университета, основатель и первый редактор журнала "Вопросы философии и психологии", автор многочисленных научных трудов и основатель новых направлений в психологии. Каждое лето семья Н.Я. Грота проводила на своей даче, в с. Кочеток, под Чугуевым. Алексей Николаевич Грот в 1903-1905 гг. учился в Санкт-Петербургской Академии художеств. За революционную деятельность, также как и Э.А. Штейнберг, был исключен. Приехал в Харьков и активно участвовал в харьковских художественных выставках. В 1908 г. А.Н. Грот едет в Париж, где продолжил свое образование в мастерской известного французского живописца Анри Матисса, творчество которого имело большое влияние на всю дальнейшую его художественную деятельность.

В 1909 г. А.Н. Грот возвращается в Харьков и, вместе со Штейнбергом, преподают живопись и рисование. Собирают вокруг себя группу талантливой молодежи, многие студийцы стали затем профессиональными художниками. Его учениками, которые потом тепло вспоминали годы, проведенные в его студии, и педагогическую деятельность мастера, были В.И. Милашевский, Василий Ермилов и другие известные художники. Отдавая много сил и времени своим ученикам, А.Н. Грот много и творчески работал. Об этом свидетельствуют каталоги выставок 1910-1912 гг. в Харькове. В 1914-1915 гг. он служит в армии и, после демобилизации, возвращается в Харьков. С 1930 г. А.Н. Грот постоянно живет в Кочетке. Во время войны художник пережил большую личную трагедию - в Германии погибли его дети - сын и дочь и после этого он живописью практически не занимался и в выставках участия не принимал. Занимался, в основном, преподавательской деятельностью, в Лесном техникуме и школе. Несмотря на то, что художником было создано много картин, в настоящее время удалось разыскать лишь небольшое количество его работ. Около двух десятков работ находится в коллекциях харьковских художников и коллекционеров [29]. Правда, в последнее время появилось сообщение, что в семье родственников А.Н. Грота, которые проживают в Харькове, находится около 200 его работ.

В 1912 г. был основан литераторами, художниками, музыкантами и актерами Харьковский литературно-художественный кружок (1912-1919) по образцу Московского литературно-художественного кружка, который ставил целью [15]:
     1. Общение литераторов и художников.
     2. Исполнение совокупными силами членов Кружка и приглашенных лиц различных сценических произведений, концертов, публичных чтений.
     3. Устройство художественных выставок, вечеров и собраний.

Устав был утвержден 7 февраля 1912 г., учредительное собрание состоялось 9 февраля. Торжественное открытие кружка - 6 ноября 1912 г. Его первым председателем стал Н.Н. Синельников. Почетным членом кружка был избран И.Е. Репин [30].

В знак протеста против молодых художников, которые своими новаторскими поисками смущали харьковских метров, они выходят из Товарищества и в ноябре 1912 г. при кружке, на автономных правах образуют Украинский художественно-архитектурный отдел, членами которого стали художники М.А. Беркос, С.И. Васильковский (председатель), А.И. Заярный, М.Р. Пестриков, К.П. Пынеев, Н.С. Самокиш, М.С. Ткаченко, Н.И. Уваров, В.В. Фавр, архитекторы А.М. Варяницын, В.И. Галицкий, К.Н. Жуков, В.Г. Леонтович, А.И. Линник, А.Н. Литвиненко, А.А. Николаев, С.П. Тимошенко [15].

Главной задачей отдела считалось продолжение и развитие украинских и южнорусских художественных традиций. На собраниях отдела кружка слушались лекции и проводились беседы по вопросам украинской живописи, зодчества, декоративно-прикладного искусства. Его сотрудники заботились об охране архитектурных памятников и с этой целью составили опись более 200 церквей Харьковской епархии. Отдел вошел в сношение с Императорским Московским архитектурным обществом, а в конце 1913 г. вступил в качестве коллективного члена в Общество защиты и сохранения памятников искусства и старины. В том же году его члены участвовали в работе V Всероссийского съезда зодчих.

Отдел принимал заказы на проекты строений, памятников и предметов декоративного искусства в украинском стиле, устраивал художественные и архитектурные конкурсы. Провел конкурс проектов памятника на могилу композитора Н.В. Лысенко в Киеве. В конце 1912 г. по заказу Полтавского губернского земства сотрудники отдела взялись за разработку рекомендаций по устройству в Полтаве художественно-кустарной школы и составили ее учебный план [31]. В 1913-1916 гг. Отдел ежегодно проводил выставки живописи и зодчества, в которых наряду с его постоянными сотрудниками участвовали как украинские художники В.И. Зарубин, Г.К. Лукомский, И.П. Похитонов, П.Е. Щербаков и др. [32-34], так и зарубежные. Например, на 2-й выставке живописи, зодчества и архитектуры [35] харьковчане познакомились с работами выдающегося чеха Яна Котеры (1871-1923), мастера, который основал современную чешскую архитектурную школу. Установлению связей между харьковскими и чешскими мастерами способствовали соотечественники Яна Котеры, которые жилы и работали в Харькове: художник и архитектор Ладислав Тракал, художник и график Альфред Вшетечка, а также скульпторы Густав Рыха и Стрейчек [36].

Авангардистские направления в творчестве харьковских художников

Одним из центров художественной жизни Харькова в 1910-1920-х гг. был дом Синяковых и их дача "Красная Поляна" вблизи города, где часто бывали молодые харьковские художники В. Ермилов, Б. Косарев, Д. Бурлюк, а также уже известные к тому времени представители футуризма в поэзии и искусстве - В. Хлебников, В. Маяковский, И. Асеев, Б. Пастернак, Г. Петников. Однако не только эти представители авангарда, а и живопись одной из сестер - Марии Михайловны Синяковой (1890-1972) - была важным явлением культурной жизни Харькова дореволюционной поры. Обучение в местных студиях Агафонова и Грота, в Москве, в училище ваяния и зодчества (училась в одно время с Маяковским, Бурлюком, Ермиловым, Хлебниковым), путешествия по Германии и Средней Азии, увлечение творчеством Гогена и Матисса - все это усилило интерес молодой художницы к народному искусству. В ее звонких по цвету акварелям современные бытовые мотивы тесно переплетаются с образами славянской и восточной мифологии, а теплота семейных радостей и патриархальность дачной жизни наиболее просто проецируется в язычески одомашненный космос ее картин. Эта особенность художественного мировосприятия М. Синяковой сближает ее творчество с мифотворчеством В. Хлебникова.

Строчки В. Хлебникова часто кажутся поэтическим отображением той или иной акварели М. Синяковой:
     Позови меня, лесную,
     Над травой тебе блесну я,
     Из травы сниму копытце,
     Зажгу в косах небеса я
     И, могучая, босая,
     Побегу к реке купаться.

Несмотря на небольшие размеры акварели М. Синяковой 1914-1916 гг. одновременно камерные по характеру и монументальные по построению композиции и могучим звучанием красок. В расположении отдельных персонажей, целых сцен, которые ритмично разбросаны на фоне цветных орнаментов, прячется непосредственное влияние росписей народных шкатулок и отдаленные отзвуки буддийских народных икон Монгологии.

Художник Мария Синякова "с глазами большими Богородица" рисовала акварели, яркие, как украинский лубок, как буддистская икона или персидский ковер.

     Сегодня строгою боярыней Бориса Годунова
     Приплыли вы, как лебедь в озере,
     Я не ожидал от вас иного,
     И я забыл прочесть письмо зари...
     Мы вместе сидели на скошенном жите,
     Здесь не было "да", но не будет и "но",
     Что было - забыто, что будет - не знаем,
     Здесь Божия Матерь мыла рядно
     И голубь садился на темя за чаем.

Так в поэтических образах В. Хлебникова, созвучных декоративно-праздничным акварелям ранней Синяковой, запечатлен ее загадочный образ.

"Синие оковы" семьи Синяковых воспеты многократно ("Вот 5 сестер, парящих в воздухе..."), их дом в Харькове и в Красной поляне, и в Москве привлекал своей открытостью, приверженностью идеям литературного и художественного авангарда, эксцентричностью и независимостью сестер. "Синяковых пять сестер. Каждая из них по-своему красива. Жили они раньше в Харькове... В их доме родился футуризм. Во всех них поочередно был влюблен Хлебников, в Надю - Пастернак, в Марию - Бурлюк, в Веру - Петников, на Оксане женился Асеев", - вспоминала Л.Ю. Брик [37]. Дом Синяковых был пристанищем для поэтов и художников, сестры были их музами, здесь рождались новые проекты и новые произведения. Здесь складывался кружок "Лирика", выросший в литературное объединение "Центрифуга" во главе с Г. Петниковым и С. Бобровым, к которому примкнули Б. Пастернак, К. Большаков, у сестер бывали В. Маяковский, В. Каменский и Д. Петровский, художники харьковской группы "Союз семи".

О своей встрече с Марией Синяковой в 1915 г. Л.Ю. Брик писала: "Мария поразила меня красотой, она загорела, светлые глаза казались белыми на темной коже, и на голове сидела яркая, кое-как сшитая шляпа". Необычной красоте и экстравагантности молодой художницы вполне соответствовал и ее независимый нрав, проявлявшийся столь же ярко и неожиданно. Мария Синякова многообещающая, одаренная самобытным талантом художница, участница выставок "Союза молодежи", в 20-е годы уверенно пробующая себя в книжной графике (ее работы демонстрировались на международных выставках в Лейпциге, Кельне, Париже), еще заметная в 30-е годы (иллюстрации к Маяковскому, Асееву, детские книги), а затем почти исчезнувшая с поля зрения современников на многие годы, лишенная зрителя и творческих контактов [37,38,39].

Только через 60 лет в 1991 г. на выставке "Украинский авангард. 1910-1930", проведенной в Загребе, зрители впервые увидели работы Марии Синяковой: "Ева", "Карусель", "Война" и другие, выполненные в 1910-х годах. Хорватские и французские специалисты авангардного искусства были в восторге. "Экзотика ее мотивов", "здесь сливаются космос и жизнь, история и современность" - так отзывались зрители об акварелях Синяковой.

В конце 20-х годов Мария Синякова переехала в Москву. Умерла в 1984 г. Харьковский период творчества Марии Синяковой, по ее словам, - "наилучший в жизни".

Работы М. Синяковой в большой мере повлияли на художников - новаторов из группы "Семь плюс Три" В. Ермилова и Б. Косарева. Они заинтересовали этих мастеров неисчерпаемым богатством народного искусства.

Путь в искусство Василия Ермилова (1894-1967) был сложным. Харьковская учебно-ремесленная мастерская декоративного искусства М. Бородаевского дала ему специальность мастера-альфрейщика и постоянный заработок. Дальше были частные художественные студии Е. Агафонова и А. Грота, недолговременное обучение в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. И, наконец, В. Ермилов попадает в мастерскую опытного офортиста Гамана, где исполняет серию офортов с урбанистическими мотивами. Эти работы были показаны на выставке Товарищества харьковских художников в 1913 г. и привлекли внимание критиков и специалистов к молодому автору.

Постепенно В. Ермилов все больше приходит к мысли не изображать, а делать вещи своими руками, он изучает законы соединения контрастных форм и фактур различных материалов. Именно это и приводит его в 1914 г. в лагерь молодых кубофутуристов с их громкими манифестами и программами обновления живописи индустриальной поры. Будущий основатель дизайна в искусстве 20-х годов тогда только искал свой путь.

В таких программных для кубофутуристов работах 1914-1915 гг., как "Мандолина", "Булка", "Хлеб, тарелка. нож" В. Ермилов противопоставляет аскетизму кубистов подчеркнуто материальное ощущение предметов. С этой точки зрения В. Ермилова можно назвать предтечей гиперреализма, течения, которое возникло в европейском искусстве более чем через полстолетия.

В 1915 г. В. Ермилова мобилизовали на фронт. Вернулся он в Харьков только в 1918 г., переполненный впечатлениями о походе в Персию и ее прекрасных народных мастерах. Он становится членом группы "Союз семи", участвует в выставках "Союза семи", "Трех", "Харьковского цеха" и в издании альбома "Семь плюс три".

Группа харьковских художников-авангардистов (кубофутуристов), в которую входили Бобрицкий Владимир Васильевич (1898 - ?), Дъяков Владимир (? - ?), Калмыков Николай Леонидович (? - после 1918), Косарев Борис Васильевич (1897-1994), Мищенко Николай Михайлович (1895-1960), Цапок Георгий Антонович (1896-19671, Цибис Болеслав (? - ?), сформировалась по одним данным в 1916 г. ("Сборник нового искусства" - К.- Х., 1919. - с. 8), по другим - еще раньше: в 1914 г. ("Колосья", 1918, № 11, с. 15).

Участники группы несколько раз выставлялись вместе, в том числе в рамках выставки "Союза искусств" (открылась 7 мая 1918 г. в помещении Художественного училища. В том же году "Союз семи" создал свою студию в доме родителей Болеслава Цибиса (Франца Йосифовича) на Чернышевской, 39. "Семерка" (так называл ее Б. Косарев) быстро прогрессировала. К 1918 г. ее участники, несмотря на свою молодость, уже пользовались заметным авторитетом в харьковской художественной среде. Это сказывалось в том, что о "Союзе семи" заговорила местная пресса, и у них стало появляться все больше и больше заказов.

В "Семерке" примыкали трое: Гладков Александр (?-?), Ермилов Василий Дмитриевич (1894-1968), Мане-Кац Мане Лазаревич (1894-1962). Совместно ими в 1918 г. был издан сборник-альбом "Семь плюс Три". В альбоме были представлены репродукции картин художников, относящихся к 1916-1918 гг.: В. Бобрицкий (4 работы), Б. Косарев (5 работ), В. Дъяков (2 работы), И. Калмыков (1 работа), Н. Мищенко (1 работа), Т. Цапок (2 работы), Б. Цибис (4 работы), А. Гладков (1 работа), М. Мане-Кац (1 работа), В. Ермилов (2 работы).

Журнал "Колос" в июле 1918 г. писал (№ 11, с. 15): "Вышел из печати сборник молодых харьковских художников - Бобрицкого, Дъякова, Калмыкова, Косарева, Мищенко, Цапка, Цибиса, которые работали вместе в течение четырех лет. В последнее время к ним присоединились еще три художника - Александр Гладков, Мане-Кац и Василий Ефимов".

Задача сборника была чисто художественная - подвести итоги нескольким годам совместной работы и показать обществу ее результаты. Главное содержание образуют однотипные и цветные репродукции работ художников этого кружка. Две статьи о большом декоративном деле, выполненном художниками, посвящены техническим вопросам соотношения между декорациями и самой пьесой. В статьях объяснены постановки "Бранда", выполненные Косаревым и Бобрицким, и "Мистерий"- Бобрицким.

В предисловии указано, что тесный союз молодых художников обеспечивает, однако, каждому полное и свободное проявление его эстетической индивидуальности. "Мы, - говорят они, - связаны только молодостью". Изложить в наглядной форме репродукций свое художественное исповедание является целью сборника.

Большинство участников сборника уже создали к тому времени о себе определенную и установившуюся художественную репутацию. Их картины и рисунки занимали почетное место на выставках, местные театры отдавали в их распоряжение свои технические средства для выполнения декораций постановок.

Среди репродукций в сборнике выделялись примитивы Цибиса (резьба по дереву), примитивы Цапка - "Скрипач" и "Cafe Rouge", портреты Евреинова и "Дамы в желтом" Косарева (кубизм), а также " Музыкальная витрина" (футуризм) Мищенко. В двух красках были выполнены рисунки Мищенко - "Эрос" и заглавные буквы.

Издан сборник был с художественной роскошью, от которой в то время отвыкли, благодаря общему состоянию типографического искусства. Формат – in quarto, рисунки на меловой бумаге, текст – на бумаге «верже».

Группа активно сотрудничала с выходившим в 1918 г. литературно-художественным еженедельником "Колосья", ее члены оформляли журнал и помещали в нем репродукции своих работ.

Во второй половине лета того же года Бобрицкий, Косарев и Цапок расписывали помещение, открывшегося на Сумской 17, "Дома артиста".

Кроме того, Бобрицкий и Косарев оформляли в харьковских театрах спектакли - как совместно ("Пан" Ш. Ван Лерберга и "Бранд" Г. Ибсена - в Городской драме; постановка Б. Глаголина), так и по отдельности.

В 1919 г. все члены "Семерки" приняли участие в "Сборнике нового искусства". В том же году Б. Цибис с Н. Калмыковым иллюстрировали книгу А.К. Гастева "Поэзия рабочего удара". В 1920 г. трое из "Семерки" - Бобрицкий, Калмыков и Цибис - эмигрировали, эмигрировал также один из художников группы "Три" и сотрудничавший с "Семеркой" - Мане-Кац.

Литературно-художественное и театральное объединение "Художественный цех" [15] основано весной 1918 г. литераторами, музыкантами, художниками и театральными деятелями, которые первоначально группировались вокруг драматической мастерской режиссера и педагога П.И. Ильина. "Цеховики" проводили театральные и музыкальные вечера, устраивали выставки, организовали театр и издавали литературно-художественный журнал "Творчество". Члены объединения сотрудничали с "Цехом поэтов" (Г.А. Шенгели, Г.Н. Петников, Велимир Хлебников и др.), который располагался в том же здании (ул. Сумская, 14).

В октябре 1918 г. при Цехе организовался живописно-скульптурный отдел, объединивший первоначально 25 местных и приезжих художников, которые подразделялись на мастеров, подмастерий и учеников. В Президиум и жюри отдела в разное время входили: В.Г. Аверин, Э.А. Блох, А.М. Бондаревич, П.Т. Коваленко, М.А. Мане-Кац, Э.А. Штейнберг, Н.Л. Эйнгорн и др.

Живописно-скульптурный отдел обслуживал драматическую мастерскую и оформлял спектакли Художественного цеха. Были оформлены, в частности, постановки: "Странствующий студент" Г. Сакса, "Игра о св. Николае" Ж. Боделя, "Трагедия о докторе Фаусте" К. Марло и др. Художники исполняли также афиши, плакаты, экслибрисы, оформляли журнал "Творчество", провели конкурс на лучший эскиз издательской марки для книгоиздательства "Наша мысль". Отдел имел декоративную и граверную студию.

Цех провел две художественных выставки (конец 1918 - январь 1919 г.), в которых участвовали: Е.А. Агафонов, Э.А. Блох, М.А. Волошин, П.Т. Коваленко, К.Е. Костенко, М.Л. Мане-Кац, И.М. Рабинович, Э.А. Штейнберг, Н.Л. Эйнгорн, И.Л. Эренбург и др. Репродукции выставленных работ воспроизводились в журнале "Творчество" [38-39].

С весны 1919 г. деятельность Цеха пошла на убыль в связи с отъездом из Харькова многих художественных деятелей.

В 1918 г. оставшиеся члены Товарищества харьковских художников и "Союз семи" образовали новое творческое объединение "Союз искусств" [15], в которое вошли: Г.А. Бабаев, В. Бобрицкий, М.И. Грищенко, А.Н. Грот, М.И. Дашкевич, В. Дъяков, А.И. Заярный, И.Ш. Казарновский, Б. Косарев, Н.И. Калмыков (к тому времени вышел из "Союза семи"), А.А. Кокель, А.М. Любимов, Н. Мищенко, Н.К. Перов, М.Р. Пестриков, Б.В. Порай-Кошиц, Н.П. Рубенко, Н.Р. Савин, И.И. Сторожевский, С.П. Тимошенко, А.М. Титов, Б. Цибис, Г. Цапок, В.К. Троценко, М.С. Федоров.

В 1918 г. была проведена 1-й выставка "Союза искусств", которую подготовил выставочный комитет: Б.В. Порай-Кошиц (председатель), А.М. Любимов, И.Р. Саввин, И.С Загоскин, Э.А. Блох, Л.И. Тракал, Э.А. Штейнберг, А.А. Кокель [40].

В этой выставке участвовали художники: Л.Я. Антоненко (72 работы), Г.А. Бабаев (23 работы), Ю. Владимиров (3 работы), И. Винклер (2 работы), Л.П. Гертик (6 работ), М.И. Гриценко (6 работ), А.Н. Грот (14 работ), М.И. Дашкевич (14 работ), К.И. Ершова (12 работ), А.И. Заярный (5 работ), С.И. Иванов (2 работы), Н. Калмыков (6 работ), Б. Корвин-Каменская-Чурилина (4 работы), А.И. Кокоров (2 работы), Мане-Кац (10 работ), И.Ш. Казарновский (42 работы), В. Куницын (5 работ), К. Кислякова (9 работ), О. Корытина (19 работ), А.А. Кокель (17 работ), А.М. Любимов (16 работ), К.М. Латман (5 работ), Л.М. Мовсович (4 работы), Н.К. Перов (5 работ), А.И. Перова (3 работы), М.Р. Пестриков (5 работ), С.П. Полевой (4 работы), Б.В. Порай-Кошиц (18 работ), И.Ф. Попов (6 работ), П.Н. Подольский (15 работ), Н.П. Рубенко (6 работ), В. Рубан (13 работ), Н.Р. Савин (29 работ), В.А. Светличный (12 работ), А.К. Симонов (3 работы), Н.Н. Сторожевский (3 работы), В.К. Троценко (4 работы), А.И. Титов (22 работы), И.С. Тригер (3 работы), И.И. Филевский (22 работы), М.С. Федоров (2 работы), А. Финогенов (15 работ), И.Г. Ютров (13 работ), Элька (псевдоним) (3 работы); архитекторы: М.И. Дашкевич (1 работа), С.П. Тимошенко (15 работ), В.К. Троценко (3 работы); скульпторы: И.И. Иванов (3 работы), И.В. Пайлес (1 работа).

"Союз искусств" продержался до средины 20-х годов. А затем его деятельность прекратилась. Для украинского авангарда наступили трагические времена. Одни художники были расстреляны, другие уехали за рубеж, третьи жили под угрозой расстрела и преследований. Большинство картин были или уничтожены, или проданы за рубеж. Василия Ермилова и Марию Синякову выгнали из Союза художников и держали под инквизиторским наказанием непризнания и забвения. Д.А. Горбачев вспоминает, как в 60-х годах Василий Ермилов страшно радовался, получив в Украинском музее 30 рублей. Для сравнения на аукционе Сотбис в 1989 г. его конструктивистская композиция "Горки, 31.01.1024 " была оценена в 120 тыс. фунтов стерлингов [41].

Используемая литература


     1. Милашевский В.И. Вчера, позавчера. Воспоминания художника. - Л.: Художник РСФСР, 1972. - 300 с.
     2. Семененко О.П. Харків, Харків... - Харьков-Нью-Йорк: Березіль, 1992. - 160 с.
     3. Побожій С.І. Харківська університетська школа мистецтвознавства: Історія, напрями, проблеми. : Українське мистецтвознавство. - К.: Наукова думка, 1993. - Вип. 1. - С. 70-85.
     4. Редин Е.К. 12 археологический съезд [Б. м.], [Б. г.]. - С. 3.
     5. Стасов В.В. Избранные сочинения: В 3 т. - М.: Искусство, 1952. - Т. 2. - 774 с.
     6. Соколюк Л.Д. К истории художественной жизни Харькова. Эволюция харьковской художественной школы во второй половине XVIII - в начале ХХ века: Дис. канд. искусствоведения. - Л., 1986. - Т. 1. - С. 147.
     7. Сластіон О. Мартинович. Спогади. - Х., 1931. - 97 с.
     8. Валентин Серов в воспоминаниях, дневниках и переписке современников: В 2-х т. - Л.: Художник РСФСР, 1971. - Т. 1. - 720 с.
     9. Асеева Н.Ю. Украинское искусство и европейские художественные центры (конец XIX начало ХХ века). - К.: Наукова думка, 1989. - 200 с.
     10. Репин И.Е. Далекое и близкое. - Л.: Художник РСФСР, 1982. - 518 с.
     11. Савицкая Л. Натюрморты Е.И. Волошинова. : Искусство. - 1986. - № 7. - С. 57-59.
     12. Побожій С.І. До проблеми вивчення творчої спадщини "забутих" художників. : Українське мистецтво та архітектура кінця XIX - початку ХХ століття. - К.: Наукова думка, 2000. - С. 71-84.
     13. Сарабъянов Д.В. Русская живопись XIX века среди европейских школ. - М.: Искусство, 1980. - 261 с.
     14. Сарабъянов Д.В. История русского искусства конца XIX - начала ХХ века. - М.: Изд-во МГУ, 1993. - 320 с.
     15. Северюхин Д.Я., Лейкинд О.Л. Золотой век художественных объединений в России и СССР (1820-1932). Справочник. - СПб.: Изд-во Чернышова, 1992. - 400 с.
     16. ЦГИА, ф. 789, оп. 13, 1905, д. 88.
     17. ЦГИА, ф. 1284, оп. 187, 1905, д. 142.
     18. Устав Товарищества харьковских художников. - Х., 1906-1911. - 12 с.
     19. Отчеты о деятельности Товарищества харьковских художников за 1908-1910, 1911, 1912, 1913. - Х., 1911-1914. - 43 с.
     20. Высокий Б. Выставка картин студии "Голубая лилия". : Утро. - 1909. - 10 февраля.
     21. Агафонов Е.А. Заметки художника. : Утро. - 1911. - 8 октября.
     22. Каталог художественной выставки "Кольцо". - Х.: Утро, 1911. - 8 с.
     23. Верховский Н. "Кольцо" (накануне вернисажа). : Утро. - 1911. - 8 октября.
     24. Л-вской А. 2-я Выставка картин "Кольцо". : Утро. - 1912. - 9 ноября.
     25. Юткевич С.И. Собрание сочинений. Т. 1. - М.: Искусство, 1990. - 356 с.
     26. Выставки советского изобразительного искусства: Справочник. - Т. 1. (1917-1932). - М.: Сов. художник, 1965. - 320 с.
     27. Пивненко А.С. Художественная жизнь г. Харькова второй половины XIX начале ХХ в. (до 1917): Автореф. дис. - М., 1990. - 15 с.
     28. Рыжова Т. Романтичный маэстро. : Крымский альбом. -Феодосия-Москва, 1997. –С.132-143.
     29. Прокатова Т. О.М. Грот - художник и педагог. : Художнє життя Харкова першої третини ХХ ст. - Х., 1993. - С. 10-12.
     30. Устав Харьковского литературно-художественного кружка. - Х., 1912.
     31. Украинский художественно-архитектурный отдел Харьковского литературно-художественного кружка. : Колос юга (Елисаветград). - 1913. - 12 марта.
     32. Зих И. О выставке украинского художественно-архитектурного отдела Харьковского литературно-художественного кружка. : Утро. - 1914. - 14 марта.
     33. К-ч С. Выставка литературно-художественного кружка. : Южный край. - 1915. - 8 февраля.
     34. Отчет Харьковского литературно-художественного кружка за 1912-1914 гг. - Х., 1915. - 20 с.
     35. Каталог 2-й Выставки украинского художественно-архитектурного отдела Харьковского литературно-художественного кружка. Живопись, зодчество, скульптура. - Х., 1914. - С. 5-6.
     36. Выставки советского изобразительного искусства: Справочник. - Т. 1 (1917-1932). - М., 1966.
     37. Алексеева Л.К. Шаржи Марии Синяковой. : Литературная учеба, 1990 г. № 2. – Сс.174-176.
     38. ЦГАЛИ Ф.336, оп. 5, ед.хр. 153.
     39. Амеліна Л. Марія Сінякова і український авангард. : Художнє життя Харкова першої третини ХХ ст. Харків, 1993 р. – Сс.8-10.
     40. "Творчество". 1919. - № 1(5-6).
     41. "Пути творчества". 1919. - № 1-2. - С. 55-58.
     42. Союз искусств: 1-я Выставка: Каталог. - Х., 1918. - 6 с.
     43. Д.О. Горбачов. На карті українського авангарду. : Українське мистецтво та архітектура кінця XIX початку ХХ ст. - К.: Наукова думка, 2000. - С. 93-105.

Источник: 


Источник: http://balakliets.kharkov.ua/biblioteka-kraevedeniia/slobozhanshchina


Харьковские художественные конкурсы

Харьковские художественные конкурсы

Харьковские художественные конкурсы

Харьковские художественные конкурсы

Харьковские художественные конкурсы

Харьковские художественные конкурсы

Харьковские художественные конкурсы